Давайте жить вместе

Зачем сливаются маленькие компании

Мелкие предприниматели редко рассматривают возможность слияния как источник развития своего бизнеса. По данным исследования консалтинговой компании Grant Thornton, 38% российских предпринимателей ожидают изменения в структуре владения своим бизнесом. При этом лишь 20% из них допускают, что это будет слияние, т. е. почти 8% от общего числа. Между тем грамотное объединение усилий дает и в малом бизнесе хороший результат.

Решения о слиянии петербургских организаций - "РосБизнеса" и Треста N 17 были приняты на общих собраниях коллективов. До этого сотрудничество фирм не было регулярным. Трест N 17 специализировался на ремонтных и строительных работах на промышленных предприятиях: ремонт и реконструкция цехов, в том числе зачистка и покраска фасадов, кровельные и гидроизоляционные работы, антикоррозионные покрытия и др. А "РосБизнес" выполнял работы по замене и ремонту инженерных сетей, внутренней отделке и перепланировке помещений. Основными заказчиками были коммерческие организации.

Александр Кудряшов, возглавляющий "РосБизнес", говорит, что в принципе фирмы никогда не конкурировали на рынке строительных работ, оказывая услуги каждая в своей области. На работе обеих организаций сказался кризис 1998 г. - заказчиков у организаций поубавилось. В середине 1999 г. обе фирмы обратили внимание на новую технологию конструкции навесных фасадов ( "вентилируемые фасады"). Направление заинтересовало руководителей фирм, оба сочли его перспективным. Интересуясь разработками в данной области, и Александр Кудряшов, и возглавлявший Трест N 17 Евгений Белый пришли к обоюдному решению об объединении.

Новая объединенная компания взялась за разработку своей конструкции по креплению и монтажу "вентилируемого фасада". "Времени на проработку системы затрачено немало, но, взаимно дополняя друг друга, фирмы достигли ощутимых результатов. Наши объекты являются одними из первых в городе", - с гордостью говорит Александр Кудряшов.

В процессе слияния фирм была произведена полная переоценка средств предприятий (инвентаризация) и на основании этого определены доли учредителей. Объединение коснулось и персонала. "С нами остались те, кто верил, кто хотел работать", - говорит Кудряшов. Но новая команда быстро набрала силу. Если на момент объединения в компаниях работало 60 и 100 человек, то сейчас общая численность составляет примерно 200.

Экономию от административных издержек руководство не подсчитывало. Но обе стороны слиянием довольны. Александр Кудряшов говорит, что с тех пор оборот увеличился в разы. "У нас так много работы, что не нас выбирают, а мы выбираем заказчиков", - говорит Кудряшов.

Небольшие компании редко идут на слияние. В консалтинговой группе "Магазин готового бизнеса" (МГБ) , которая оказывает услуги по продаже и покупке бизнеса, не смогли припомнить ни одного случая слияния. Согласно данным международного исследования Grant Thornton, слияние как источник роста рассматривают лишь 5% компаний, правда еще 16% предполагают, что это будет совместное предприятие или стратегическое партнерство. Это не массовый инструмент, однако в некоторых случаях он чрезвычайно эффективен.

По мнению директора МГБ Вадима Самсонова, в России все усугубляется непрозрачностью бизнеса. "Существующая бухгалтерская отчетность не дает точного представления о стоимости компаний, которые сливаются. А если невозможно определить стоимость, то невозможно определить и доли в сливаемой компании", - добавляет эксперт BKG Александр Кузьмичев. Ситуацию, по его мнению, могло бы спасти привлечение специализированных юристов, но маленьким компаниям это не по карману.

Между тем, возможно, именно из-за непрозрачности мелкого бизнеса слияние здесь может быть более привлекательным, чем, скажем, покупка бизнеса. При покупке бизнеса технически невозможно учесть интеллектуальную стоимость персонала, т. е. предприятие рискует купить оборудование без рабочих или сбытовую сеть без менеджеров по продажам. Как поясняют юристы МГБ, при смене собственника предприятия не происходит автоматической передачи прав и обязанностей работодателя по трудовым договорам покупателю предприятия. "Следовательно, у покупателя в отличие от персонала предприятия в настоящее время практически отсутствуют какие-либо правовые гарантии сохранения прежнего персонала", - полагают юристы МГБ.

Из этого можно сделать вывод, что слияние предпочтительнее покупки бизнеса. Так как оба участника сделки остаются заинтересованными в дальнейшем развитии бизнеса, риск получить оборудование или помещение без людей минимален.

Договор простого товарищества - наиболее удобная форма объединения небольших компаний. Согласно статье 1041 Гражданского кодекса РФ по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели. При этом ведение бухгалтерского учета общего имущества товарищей может быть поручено одному из участников договора простого товарищества.

Именно по такой схеме объединяется с партнерами агентство рыночных исследований и консалтинга "Маркет". Как рассказал его гендиректор Андрей Давидович, он заключил договоры простого товарищества с разработчиком программного обеспечения компанией "Смарт-Софт", охранной структурой "Труверъ" и компанией, занимающейся полиграфией. "Смысл в том, чтобы попытаться сэкономить на ведении бизнеса", - говорит Андрей Давидович. У компаний общий бухгалтер, но отдельные бухгалтерские отчетности. Согласно договору прибыль делится в равных долях. Размер вклада определяется по договоренности с партнером. Таким образом, отойдя от классического слияния активов на один баланс, компании получили возможность вкладывать в общее дело свои интеллектуальные ресурсы, к примеру консалтинговые услуги.

"Цель состоит в том, чтобы облегчить контроль за всеми вложенными средствами и упростить ведение отчетности, - продолжает Давидович. - Данная схема ведения бизнеса образует команду, а командное ведение бизнеса увеличивает ответственность каждого члена [в договоре простого товарищества все четко оговаривается], и любая проблема решается намного эффективнее и быстрее".

Плюс к этому каждая из этих компаний может быть полезна друг другу - как в плане денег, так и в плане оказания взаимных услуг. То есть профиль объединившихся компаний не менее важен. "Так, конечно, можно дойти и до натурального хозяйства, но, думаю, нам это не грозит", - смеется Давидович.

Успешность слияния малых компаний во многом зависит от межличностных отношений владельцев. Практически все примеры слияния - это результат либо длительного сотрудничества, либо просто хорошего знакомства. В этом признаются и Андрей Давидович, и Александр Кудряшов. "Мы были давними партнерами, но разделились на две компании еще в начале 90-х, - рассказывает Кудряшов. - Поэтому, когда решили вновь объединить усилия, проблем с определением полномочий у нас не возникло". В объединенной компании номинально один генеральный директор, но, по словам Кудряшова, фактически управление поделено между двумя собственниками, одним из которых он и является.

Юридические и межличностные аспекты слияния, по мнению экспертов, должен предварять вопрос целей. Речь здесь может идти о двух вещах. Первое - это эффект масштаба. Объединившимся компаниям не нужно два офиса, два рекламных бюджета и две бухгалтерии. Второе - это эффект синергии. По словам Александра Кузьмичева, она возникает, когда ключевые компетенции одной компании дополняют компетенции другой. "Например, если одна компания умеет хорошо производить, а другая продавать, то, объединив усилия, они могут увеличить эффект бизнеса, которого не могли бы достичь, действуя поодиночке", - поясняет он.

По мнению консультантов, в отличие от крупного бизнеса, где такие процессы - результат анализа целесообразности, а личности акционеров редко влияют на выбор партнера, в малом бизнесе слияние - это прежде всего союз двух, трех людей.

Если межличностные отношения не являются препятствием и есть экономические аргументы для слияния, то об этом стоит задуматься. Ведь эффект синергии от размеров бизнеса не зависит. Как заметил Вадим Самсонов из МГБ, подспудно к ней стремится каждый предприниматель, покупающий бизнес. По крайней мере, до 40% сделок, проходящих через их консалтинговую группу, нацелены именно на это. "Для небольшого производителя десяток палаток на рынке - это целая сеть, способная улучшить его продажи", - говорит Самсонов.